July 8th, 2010

trud

(no subject)

Вредно все же брать близко к сердцу в чужие проблемы. Получила приступ острой неприязни к "сильным духом" гражданам, кому лишь бы пострелять. Одна дама вовсе столь продвинулась в укреплении силы духа, что ей мало пострелять - она не видит ничего дурного в том, чтоб отловленных собак отдавать в виварии на опыты. Идея отдавать туда отловленных безпризорников почему-то не находит отклика, идет отсылка к "планке", то бишь в данной редакции - к мнению большинства.

Хотя казалось бы, что мне эта Гекуба. В этой стране происходят веши куда более неприятные. Да и у нас планка обращения с животными еще не доползла на нужную высоту. Правда, идею кошек бездомных убивать "в необходимых случаях" уже несколько лет блокируют.
trud

Рекомендация

Я к современной русскоязычной фантастике отношусь с большим подозрением. Слишком часто иной книгой восхищаются, а оказывается на мой вкус - пакость или просто пустая вещь.

А вот тут поверила рекомендациям критика Нейтака Анатолия Михайловича и не ошиблась. Книжка Далина М.А. "Убить некроманта". Язык хороший, идея оригинальная, концовка хороша. Только эпилог читать... я не скажу, что не надо, но я бы не рекомендовала его включать в реальность книги. Он там лишний.

http://zhurnal.lib.ru/d/dalin_m_a/ubitnekromanta.shtml


- Мне нужна власть, - говорю. - Земная власть. Я хочу стать величайшим из королей. По-настоящему, а не марионеткой на троне, как отец.
- Абсолют меняется на душу, - отвечает.
- Не подходит, - говорю. - Дорого. Пусть будет не абсолют. Подешевле что-нибудь.
- Власть без любви народа, - шелестит. - Власть без награды. Дурная слава. Тяжелая память. Устроит?
Я почувствовал, как у меня щеки вспыхнули. Идеально. На что мне сдалась любовь этого стада? Пусть любят таких, как батюшка, а я буду дело делать. Награда? Смешно, действительно. Дурная слава? А как они мне сделают добрую? В брата меня превратят?
- Великолепно, - говорю. - То, что надо. Сколько с меня?
- Плату Та Самая Сторона сама возьмет. Для тебя, юный владыка - даром.
- Проклятие? - уточняю.
- Нет, не официальное. Тебя и так проклянут тысячу раз. Но мы же договорились, что душа останется при тебе. Хотя без души тебе было бы спокойнее и приятнее. Откровенно предупреждаю.
- Не подходит, - повторяю. - Я уже решил.
- Да будет так, - шипит. - Выжжено на Скрижалях Судеб.
Вижу - ему уже скучно: все решено, а взяли с меня мало. Ну и не стал его зря на границе миров держать. Разрезал себе ладонь, дал ему крови выпить - угостил за приход на зов. Потом отпустил.
Даже как-то слегка разочаровался. И гром не грянул, и папа не умер вместе с братцем. И не чувствую, чтобы поумнел или стал сильнее. Огорчительно.
Но, как я тогда размышлял, если с другой стороны посмотреть - я же не отдал им душу. Вот если отдал бы, они бы мигом подсуетились. А так - жди, пока сработает.
Я же пока не знал, как они берут сами. И сколько. Ребенком еще был, в сущности...


* * *

- Ты воевал, - отвечает. - Ты воевал не так, как воюет Ричард. Без толпы слуг и обоза с тонким бельем и золотой посудой. С тобой - только мертвецы?
- Да, - говорю. - То есть, нет, - потому что уголком Дара чувствую холодный покой сна неумерших. - Еще пара вампиров. Только днем, как сама понимаешь, они ходить не могут.
- Но живых нет? - спрашивает. И между бровей у нее появилась острая морщинка, трещинкой во льду.
- Да, - говорю. - Живых нет. У меня в стране нет лишних живых - на убой.




Книга о разных вещах, в том числе о власти и ответственности.

Ежели кто прочитает, то приглашается отзыв дать.
trud

Источник чистой радости

Пока виверна была маленькая, она еще летать не умела, бегала за мной повсюду, как цыпленок за наседкой. Бегала и топала - Лапочка. Так мы с Оскаром ее назвали - он, оказывается, раньше виверн видел только издали, а ручных - и вовсе никогда. Редкие звери... Честное слово, я не могу взять в толк, почему это прелестное создание так пугало придворных. Очаровашка горной породы, золотисто-зеленая, с двумя, как у всех виверн, когтистыми орлиными лапами, которые уморительно цеплялись за ковры, с перепончатыми крыльями, шипастыми на сгибах, и длинным хвостом, который тоже кончался шипом. Не ядовитым, кстати, что бы не болтали невежды. И славные круглые глазки топазного цвета, с вертикальным зрачком, как у змеи. Страшно любила, когда ей чешут подбородочек - они, между прочим, теплокровные, виверны. Теплые и гладкие, на ощупь вроде полированного агата - и гладить их сущее удовольствие. Дед в нашей Лапочке души не чаял, все учил меня за ней ухаживать, и мои неумершие друзья тоже относились к малютке очень нежно. А для меня это было редкое наслаждение - живой зверь, еще и такой ласковенький.

Поскольку имя "Лапочка" у меня автоматически ассоциируется с одной Лапочкой... :)

Животное, кстати, не такое уж милое:

...она быстро росла, и вскоре выросла высотой с лошадь - а длиной, я думаю, в две лошади. За счет хвоста.
Потом я держал ее на цепи в оружейной зале, иногда выводил полетать недалеко от дворца - Лапочка возвращалась по зову Дара. Я все мечтал приучить ее возить меня на себе, но ей, видно, тяжеловато было летать с грузом, так что пришлось оставить забавную затею. Оставил ее сторожевым животным - уезжая из столицы, отпускал бегать по дворцу, благо коридоры широкие и высокие. И был совершенно спокоен - охраняла она безупречно.
А обгорелые трупы доедала. Причем умница не трогала моих поднятых мертвецов, которые за ней присматривали. Хотя, может, старые движущиеся трупы просто казались ей невкусными.